10:01 

Сердце демона

Nirtoglycerin
Автор: Nirtoglycerin
Фэндом: Ao no Exorcist
Персонажи: Окумура Рин, Сугуро Рюджи (Бон)
Рейтинг: R
Жанр: повседневность, слеш, ER
Предупреждения: ООС
Размер: мини
Размещение: с разрешения



Бон идет по улице, не глядя на замызганный асфальт и стены ветхих домов. Угольная смола забивается в щели отсыревших рам, собирается в трещинах на асфальте, роится целыми стаями вокруг мусорных бачков, кажется, все время наполненных до отказа.
Для обычных людей это просто уютный спальный район с большим общим двором на несколько домов и детской площадкой, где мамаши так любят выгуливать своих детишек. Но только им, экзорцистам, лучше всех известно, как много на бетонном теле старых районов зловонных гноящихся ран, привлекающих к себе стаи Колтаров и иногда других, более сильных демонов, которые только и делают, что пытаются вырваться из Геенны и завладеть телом какого-нибудь заблудшего человека, чтобы устроить очередной беспорядок.
И все это становится их работой – Бон раздраженно цокает языком – каждый день какой-нибудь демон вырывается, и какой-нибудь экзорцист отправляется в погоню, чтобы изгнать незваного гостя из Ассии. Поначалу это кажется невероятным, сложным и захватывающим, но через несколько лет такой работы начинаешь привыкать ко всему.
Одержимый демоном человек?
Нет ничего легче.
«Проклятый» замок, кишащий домовыми?
Разберемся.
Полуразложившийся ходячий труп, нападающий на людей?
И такое видели.
Озлобленное Божество, решившее истребить весь человеческий род?
Это просто!
Демон, чье сердце заключено в меч?
Бон знает такого...
И, вздрогнув от своих мыслей, замирает перед тяжелой подъездной дверью, выкрашенной серой краской. Видимо, недавно. Специфический запах щекочет ноздри, заставляя поморщиться. Сугуро хлопает себя по карманам стандартной одежды экзорцистов, выуживает из нагрудного пачку сигарет и тянет никотиновую палочку. Он хочет бросить курить так же, как хочет прекратить приходить сюда. Но в магазине неизменно покупает привычную, белую с синим, пачку. А после очередного задания – легкого, где не пришлось напрягаться, или невероятно тяжелого, в крови и раненный, - он каждый раз приходит к этому дому. И бросать почему-то не получается.
Бон раздраженно сминает сигарету пальцами и отбрасывает, не глядя, в сторону. Надо когда-то начинать, думает он, но пальцы не слушаются и набирают въевшийся в память код домофона.
После согласного короткого гудка сердце слабо вздрагивает в груди, а рука тянет на себя дверь.
Бросать совсем не получается.
Бон размышляет о причинах этого парадокса, пока поднимается по ступенькам на второй этаж, но вместо ответа получает удар сердца о ребра, более сильный, чем минуту назад, гулкий, подгоняющий к горлу липкий ком. Когда палец касается красной кнопки дверного звонка, внутри все замирает.
Неприятный дребезжащий звук заставляет кровь циркулировать по венам вдвое быстрее, и только для того, чтобы поспеть за ее новым темпом, сердце начинает судорожно, почти болезненно сокращаться. Бон хочет думать, что только для этого.
Сугуро слышит негромкие шаги и возню, замок неторопливо щелкает, и дверь открывается. Царящий в коридоре полумрак не позволяет как следует разглядеть брюнета, застывшего перед Рюджи.
Он отчетливо видит удивленные синие глаза с расширенными из-за темноты вокруг зрачками. Клыки и уши, немного подросшие со времен средней школы, но для Бона такие же, как неделю назад. Длинный хвост мечется из стороны в сторону, и Сугуро остается только гадать, от радости или раздражения.
- Ты долго. – Говорит Окумура.
И неясно, имеет он в виду то, что Бон долго не приходил в эту квартиру, или то, что он слишком задержался на задании. Рюджи не хочет разбираться. Он хочет ответить, но не решает, что. Он хочет послать брюнета к черту, как бы комично это ни звучало. Хочет развернуться и уйти, чтобы навсегда забыть дорогу к этому проклятому дому, но вместо этого делает шаг вперед и устало упирается лбом в плечо замершего парня. Выдыхает сквозь сжатые зубы.
Рин кладет руки ему на плечи, не пытаясь прижать ближе или отстранить. Он всегда оставляет Рюджи выбор, даже зная о нем заранее.
Сугуро понимает, почему он так привязан к Окумуре. Осознание того, что именно Бон каждый раз делает первый шаг на встречу. Ощущение свободы и отсутствие сковывающих обязательств – он ценит это, как ни что иное. И именно потому, что Рин не пытается удержать, возвращается к нему из раза в раз.
Рюджи устало выдыхает и отстраняется. Под пристальным взглядом синих глаз он закрывает дверь на замок, скидывает с ног обувь, аккуратно ставя у порога. Даже сейчас у него есть шанс отступить назад.
Шанс остается, когда Сугуро проходит вперед, и даже, когда замирает на несколько мгновений с поднесенной к включателю рукой. Свет Рюджи решает все-таки не включать, хоть комната и погружена в привычный, уже приятный глазу полумрак.
Он ступает внутрь, скользит взглядом по светло-коричневому при свете дня и серому в темноте дивану, цепляет очертания журнального столика перед ним и замечает два кресла, стоящие по бокам. Взгляд повторно пробегается по вырванным из темноты контурам из-за навязчивой мысли, что что-то осталось незамеченным. Снова. Еще раз.
Через полминуты Сугуро замечает на столике красный чехол с Курикарой, ставший настолько привычным, что сложно обращать на него внимание.
Бон проходит вперед и садится на диван, чуть сутулясь. Брюнет идет за ним по пятам, но останавливается, когда Сугуро берет в руки Курикару, откладывая в сторону тканевый чехол. Рюджи касается подушечками пальцев ножен. Мягко, почти нежно ведет вверх, цепляя желтую ленту, плавно огибает гарду, задумчиво проводит по синей обмотке рукояти.
Бон чувствует, как его сердце гулко бьется в груди, а в его руках, словно ответно, бьется сердце Рина. Сугуро думает, что это странно и пытается прислушаться к ритму катаны, но как только он начинает, сердце демона в его руках замирает и притворяется безжизненным клинком, каких по всему миру немерено.
Рюджи это раздражает, но прежде, чем он начинает помышлять о том, чтобы высказать Курикаре все, что он о ней думает, Окумура появляется рядом, настойчиво вытягивая катану из рук Бона, прячет в чехол и откладывает обратно на столик – не хочет убирать. Сугуро ведь не маленький, чтобы снова потянуться за понравившейся игрушкой.
Сугуро не маленький, но он тянется. Правда, на этот раз не к катане, а к Рину. Он путается пальцами в волосах брюнета, мягких, отсвечивающих в лунном свете синим, придвигается ближе и легко целует в губы, понимая, что даже сейчас у него есть право пойти на попятную.
Рюджи не хочет им пользоваться. Он притягивает брюнета, крепко прижимая его одной рукой к себе, и углубляет поцелуй, от которого сходит с ума сердце, ломает ребра. Окумура отвечает с той же инициативой, какую проявляет Бон. Не больше, и не меньше.
Но когда Сугуро разрывает поцелуй, чтобы отдышаться, Рин позволяет себе наклониться к его шее. Острые клыки останавливаются в миллиметре от нежной кожи, но вместо того, чтобы вонзиться и почувствовать вкус крови, губы едва ощутимо касаются кожи.
Бон не может справиться с дрожью в теле.
Он покрывает лицо Рина поцелуями в ответ, касается пальцами неприкрытых одеждой ключиц, чтобы очертить их, припадает губами к шее. Бон старается не оставлять болезненных следов, но он не может справиться с собой и оставляет багровый след на бледной коже – единственное проявление собственного эгоизма и доказательство привязанности, которую Бон все еще отрицает.
Рин судорожно выдыхает сквозь зубы, плохо справляясь с собственными ощущениями. Под его пальцами путаются коричневые с белым волосы – Бон все еще красится, избавиться от этой привычки для него так же сложно, как бросить курить. Брюнет тянет Сугуро на себя и ловит губами уже сбившееся дыхание, рвущееся из груди. Темные глаза пристально смотрят в синие из-под опущенных ресниц, руки блуждают по телу.
Бон касается сухими теплыми ладонями спины брюнета, пропуская под пальцами выпирающие позвонки, скользит по острым лопаткам. Футболка мешает, и Сугуро подцепляет ее края пальцами, тянет вверх, отрываясь от губ Рина, чтобы снять предмет одежды и отбросить в сторону и приняться стягивать остальную одежду. И с него, и с себя.
Сердце бросается на клетку из ребер в безумной истерии, легкие судорожно вбирают в себя кислород, чтобы в следующее мгновение вытолкнуть почти весь обратно рваным дыханием.
Сугуро думает, что ко всему можно привыкнуть и даже их работа с каждым разом кажется ему все более рутинной. Но он признает, что к демону, чье сердце заключено в мече, к его демону, к Окумуре Рину привыкнуть невозможно.
Равно как невозможно бросить. Невозможно забыть путь к дверям его квартиры.
В руках Сугуро горит синим пламенем, которое не обжигает, плавится от его прикосновений демон в человеческом обличии, который больше не мог сдерживать эмоции. Огонь танцует бликами в глазах Рина, облизывает кожу Бона, дрожащего от возбуждения, и замирает, когда брюнет выгибается в сильных руках, не сдержав стона.
Рюджи пьет эти стоны, собирает выступившие бисеринки пота губами, пробивается ближе, в жаркое и тесное нутро, сгорая в пламени своих чувств, а не от синего пламени.
Гортанные стоны рвутся из горла, скручиваясь в пульсирующий возбужденно клубок где-то внизу живота. По венам растекается тепло, с каждой секундой заставляющее дрожать сильнее, пока не накатывает горячей волной, от которой он жмурится и сжимает зубы на плече.
Рин издает такой сладкий стон, что немедленно хочется повторить произошедшее, но сил хватает только на то, чтобы приподняться на локтях и потянуться за поцелуем. Брюнет отвечает вяло, щекочет и растягивает удовольствие на долгие десятки секунд, прежде чем отрывается и дышит глубоко и быстро, глядя на Рюджи синими глазами. Пламя постепенно затухает, снова погружая комнату в темноту. Глаза Рина больше не ловят блики, но по-прежнему блестят лихорадочно, и на дне их плещется такое многообразие чувств, что Сугуро становится не по себе.
Он закрывает глаза и притягивает брюнета к себе, наслаждается последним часом, который может провести рядом с ним. Говорить не хочется. Хочется уткнуться носом в шею и забыть обо всем, что Бон незамедлительно делает.
Завтра он покинет эту квартиру, оставив Рина в ее стенах. Завтра он вернется к начальству с отчетом об успешно выполненном задании, чтобы получить новое и сразу отправиться на его выполнение. Завтра он будет пытаться бросить курить.
Все будет завтра.
А сегодня он закрывает глаза и прислушивается к гулким ударам собственного сердца и сердца брюнета в своих руках. И блуждая на краю сознания, чуткий слух уловит, как в красном тканевом чехле в ножнах бьется в унисон сердце Курикары – сердце демона.


@темы: Яой, Фанфикшн, Сугуро Рюджи (Бон), Окумура Рин

Комментарии
2013-07-06 в 22:21 

Larietta
Sis puella magica!
Как же я обожаю эту работу.
Раньше читала её на КФ, теперь перечитала тут. Не могла не оставить отзыв.
Чёрт, они великолепны:33

2013-07-06 в 23:07 

Nirtoglycerin
Чувак, я тебе поражаюсь хдд
Как ты ее нашла? оо

2013-07-07 в 23:16 

Larietta
Sis puella magica!
Nirtoglycerin, ты недооцениваешь мою мощь Хддд
На самом деле всё очень даже просто, но я останусь партизаном и буду коварно помалкивать :ura::ura::ura:

2013-07-08 в 00:07 

Nirtoglycerin
Так не честно. Я здесь нуб, и прямо сейчас я считаю тебя всевидящим оо"
это пугает.

2013-07-08 в 00:26 

Larietta
Sis puella magica!
Nirtoglycerin, даже и не знаю что сказать.
Ну, я изобретательная и хитрая.
А мимо этой работы невозможно пройти. А перечитывать твоё творчество мне в кайф. Да и ты же знаешь, как я тебя люблю:333:tease3::tease3::tease3:

2013-07-08 в 01:57 

Nirtoglycerin
черт, я покраснел

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ao no Exorcist yaoi

главная